БЕЛАРУСЬ
ВЕНГРИЯ
ИЗРАИЛЬ
КАЗАХСТАН
КАНАДА
КИТАЙ
КЫРГЫЗСТАН
ЛАТВИЯ
ЛИТВА
МОЛДОВА
НОРВЕГИЯ
ОАЭ
ПРИДНЕСТРОВЬЕ
РОССИЯ
СЛОВАКИЯ
США
УКРАИНА
ЭСТОНИЯ
Главная
Тех. поддержка сайта

Главная страница
 



ЧЖУН ЮАНЬ ЦИГУН
 
Все новости Начинающим Практикующим Материалы Поиск на сайте Контакты


Введение к дипломной работе о ЭЭГ и ЦиГун .

Лобусов Егор (г. Москва)
Московский Государственный Университет Имени М.В. Ломоносова
Факультет Фундаментальной Медицины

"Опыт электроэнцефалографического исследования состояний глубокой ауторелаксации, вызванных с помощью упражнений ци гун, у человека"

Работа выполнена на кафедре физиологии человека и животных Биологического факультета МГУ
Научные руководители:
ведущий научный сотрудник к.б.н. А.Я.Каплан
аспирант Ал.А.Фингелькурц
Рецензент:
научный сотрудник к.б.н. С.Л. Шишкин
-Москва 1998 -

Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений,
рожденных только воображением.

М. В. Ломоносов

Введение

Процессы психофизиологической адаптации человека к новым условиям жизнедеятельности явно не поспевают за динамично развивающейся технологической сферой его реального существования.

В последние десятилетия нашего века это становится особенно заметным по устойчивой тенденции к росту нервно-психических и психосоматических расстройств среди населения индустриально развитых стран, а также по участившимся случаям аварий и катастроф, связанных с ошибками операторов соответствующих технологических процессов или подвижных объектов.

В то же время заданные человеку от рождения и проявляющиеся в многочисленных индивидуальных примерах высокие функциональные потенции его мозга предполагают существование значительных резервов психофизиологической адаптации человека к широкому спектру, например, информационных нагрузок. Актуализация этих резервов и, тем самым, расширение пределов физиологической адаптации человека к условиям повышенных нервно-психических нагрузок – является одним из наиболее перспективных путей поддержания жизнедеятельности человека на уровне оптимального здоровья.

Наряду с хорошо известными лекарственными профилактическими и терапевтическими подходами к активации функциональных резервов мозга существуют и хорошо зарекомендовавшие себя безлекарственные методы, в частности, методы ауторелаксации [Перов, 1990; Клименко, 1992; Горев, 1995; Сороко и др., 1995]. Последние особенно интересны тем обстоятельством, что при соответствующей подготовке человек может самостоятельно предотвратить кризис дезадаптации и, более того, - длительно поддерживать высокую работоспособность при систематических упражнениях.

Несмотря на значительное число научных публикаций о позитивных эффектах релаксационных процедур на состояние здоровья человека, испытывающего повышенные нервно-психические нагрузки, конкретные нейрофизиологические механизмы этих процессов остаются не достаточно изученными. Это связано не столько со сложностью самого методического обеспечения подобного рода исследований, сколько со значительной внутри- и межиндивидуальной вариативностью самого явления ауторелаксации.

В этой связи целью настоящей работы было апробировать эффективные методы компьютерной электроэнцефалографии для анализа состояний глубокой релаксации человека. Для этого в рамках конкретных задач исследования было предусмотрено участие испытуемых, имеющих многолетний опыт погружения в состояние релаксации посредством четко регламентированной китайской системы упражнений ци гун. В силу глубоко субъективной природы явления ауторелаксации основное внимание было уделено изучению динамики ЭЭГ показателей у одного и того же испытуемого, но при многократном повторении экспериментального тестирования.

Литературный обзор

В настоящее время очевидным фактом является рост числа заболеваний, классифицируемых как психосоматические, т.е. заболеваний, вызванных “расстройствами функций органов и систем, в происхождении и течении которых ведущая роль принадлежит воздействию психотравмирующих факторов (стресс, разного рода конфликты, кризисные состояния и т.п.)” [Каплан, 1994; Коркина, 1995]. Психосоматические заболевания (в дальнейшем ПСЗ) также называют “болезнью стресса” и “патологией современной цивилизации” [Каплан, 1994; Коркина, 1995], подчеркивая, таким образом, роль роста темпа современной жизни и увеличение потока информации в этиологии ПСЗ.

Кроме того, в группу ПСЗ со временем включается все большее число нозологических единиц. Если ранее к ПСЗ относили такие заболевания как эссенциальная гипертония, тиреотоксикоз, нейродермит, бронхиальная астма, некоторые формы ревматического артрита, язвенный колит, язвенная болезнь, то сейчас этот спектр значительно расширился за счет болезней сердечно-сосудистой системы, в частности ИБС и инфаркт миокарда; урогенитальных и кожных болезней; мигрени; нервной анорексии и нервной булимии; кардиоспазма и форм психогенного ожирения [Serri at al, 1971; Hauser at al, 1971; Borelli, 1971; Каплан и др., 1994; Коркина и др., 1995]. И данный перечень, по-видимому, в дальнейшем будет пополняться и другими нозологическими единицами, расширяя спектр ПСЗ.

Кроме ПСЗ в современной психиатрии выделяются психосоматические реакции (в дальнейшем ПСР), которые еще не являются четко очерченной патологией и могут встречаться у относительно здоровых людей в виде реакций организма на какие-либо стрессовые состояния, например, случаи тахиаритмии, учащенного мочеиспускания и диареи у студентов перед ответственными экзаменами, нарушения сосудистого тонуса в виде побледнения или покраснения, потливости и т.п. Если такие реакции не достигают некоего порога, то функционирование организма после них может вернуться в относительную норму, но в случае превышения такого порога или сочетания каких-то условий ПСР могут перейти в ПСЗ [Каплан, 1994; Коркина, 1995].

Таким образом, ПСР и ПСЗ являются нарушениями саморегуляции организма и сбоем его адаптивных механизмов.

Стоит еще отметить тот важный факт, что ПСЗ весьма трудно поддаются лечению и диагностике, так как заболевшие не обращаются по поводу данных заболеваний к психиатрам и длительное время практически безуспешно могут лечиться у специалистов различных профилей, переходя от одного к другому.

Какие же существуют варианты лечения ПСЗ при условии их правильного распознания? Можно выделить два крупных направления: фармакотерапия и психотерапия (включая различные специальные методы работы с психотерапевтом, лечение обучением пациентов простейшим навыкам саморегуляции с помощью методики биологической обратной связи) [Марман и др., 1993; Сороко и др., 1977; Brown, 1977].

Рассмотрим теперь по порядку эти методы, разбирая их достоинства и недостатки.

Фармакотерапия подобных расстройств в настоящее время получила большое распространение, но все-таки пока еще является достаточно грубым вмешательством в тонкие и до конца не познанные психические процессы, не влияя прямо на персонифицированную сферу, где часто и коренятся нарушения. Например, лечение с помощью барбитуратов приводит к искажению соотношения фаз сна, что негативно отражается на состоянии больных, так как правильное соотношение фаз сна необходимо для психического здоровья; снижает способность к выполнению вида деятельности, требующей быстрой ориентации (операторы, диспетчеры, пилоты, водители и т.д.); может вызывать при отмене синдром отдачи, что сопровождается удлинением быстрой фазы сна, сопровождаясь тяжелыми сновидениями, а также вызывать синдром отмены, который может протекать с различными расстройствами, вплоть до судорог [Годфруа, 1992; Wortman, 1992; Лоуренс и др., 1993].

В тоже время, психотерапевтические методики оказывают на психику пациента более мягкое воздействие, но тоже имеют свои недостатки. Например, получивший повсеместное распространение метод психоанализа, основанный на концепциях З. Фрейда и его последователей (К.Г.Юнга, А.Адлера и др.) [Годфруа, 1992; Wortman et al, 1992] является дорогим методом, требующим на лечение длительного времени (годы) и больших материальных затрат самого пациента, а потому не может использоваться в широких слоях населения, нуждающегося в подобной помощи. Кроме того, при использовании психотерапии практически всегда необходимо присутствие квалифицированного специалиста, контролирующего как само лечение, так и процессы саморегуляции при лечении ПСР или ПСЗ. Но возможно ли каким-либо образом научить самих пациентов изменять некоторые функции своего организма сознательно, и контролировать самостоятельно эти изменения в дальнейшем?

Оказывается можно.

В конце 60-х годов Миллер установил, что лабораторных крыс можно научить изменять собственную частоту сердечных сокращений в нужную экспериментатору сторону, если вознаграждать животных всякий раз, когда у них произойдет подходящее изменение [Miller, 1978].

В последствии другим ученым удалось подобным образом научить животных управлять кровяным давлением, потоотделением, желудочной секрецией, образованием мочи и моторикой желудка [Годфруа, 1992]. Эти эксперименты наглядно доказывают, что функции, ранее считавшиеся неконтролируемыми произвольно, могут контролироваться сознательно. А ведь именно, в первую очередь, нарушение таких функций ведет к развитию ПСР и переходу их в ПСЗ.

Метод обучения животных таким образом “регулировать” функции своего организма получил название “внешняя обратная связь” или “биологическая обратная связь” (в дальнейшем БОС), так как подопытные получали сигнал, в данном случае в виде положительного подкрепления условного рефлекса, указывающий на изменение какой-либо мониторируемой функции в необходимую экспериментатору сторону.

Методика БОС почти сразу же была опробована на человеке и принесла сходные с вышеупомянутыми результаты; только для положительного подкрепления использовалась не еда (как в опытах с животными), а преобразование получаемого от изучаемой функции сигнала в простой для восприятия испытуемым вид (цвет или свет, звук с различными характеристиками) и мотивационная заинтересованность самого испытуемого. Таким образом, руководствуясь видом преобразованного сигнала, испытуемый мог менять какую-то определенную функцию своего организма или органа, получая данные о ее изменении не от своего тела, а от прибора. С помощью этой методики люди учились, регулировать генерацию a-ритма ЭЭГ [Brown, 1974], ритм сердца и другие, обычно не поддающиеся сознательному контролю, функции организма [Turk, 1979].

В клинической практике БОС применялась, например, для подавления приступов мигрени, путем обучения больных регуляции тонуса мозговых сосудов; восстановления ЧСС и АД; предупреждения приступов эпилепсии, путем контроля над некоторыми видами ритмической активности мозга [Годфруа, 1992; Wortman et al, 1992].

Но несмотря на преимущества метода БОС перед фармакотерапией (отсутствие побочных эффектов и синдрома отмены) и перед работой с психотерапевтом (где требуется постоянное присутствие специалиста и длительное времени для достижения эффекта), тем не менее, БОС не получила широкого распространения, так как имеет свои недостатки, в частности - стоимость метода, потому что для БОС необходимо дорогостоящее оборудование по измерению различных функций организма и преобразованию полученных сигналов в простой визуальный или аудиальный вид.

Сделаем краткое отступление от основной темы и обсудим чуть подробнее роль мозга в работе организма. Общеизвестно, что мозг – это интегративный центр всего организма, осуществляющий высший контроль и связь практически всех процессов, происходящих в нашем теле [Интегративная деятельность нервной системы в норме и патологии, 1968]. Таким образом, лечение ПСЗ при любом подходе будет осуществляться какой-либо “работой” с мозгом, будь то психофармакология, воздействующая на соответствующие рецепторы в мозговой ткани, либо психотерапия, воздействующая на сферу сознательного и бессознательного, либо БОС, помогающая сознательно контролировать, в принципе неосознаваемые процессы. То есть органом-мишеню при лечении ПСЗ является мозг. Однако: “Почти любые соматические болезни так или иначе влияют на психическую жизнь. С другой стороны, психическая жизнь также воздействует на физическое состояние… Здесь иногда возникает порочный круг [выделение моё – Л.Е.].”, так писал гениальный немецкий психиатр-философ Карл Ясперс в своей знаменитой книге “Общая психопатология” [Ясперс, 1997, стр. 569]. Таким образом, при любом заболевании страдает и психическая, и физическая сферы человека, и лечить всегда необходимо обе эти стороны, разрывая порочный круг болезни. Не умаляя значение современной фармакологии, нужно подчеркнуть особую необходимость умения человека самому регулировать свой организм.

Так какой же конкретный метод подошел бы для нашей задачи тонкого регулирования психических процессов, влияющих на организм? Существует ли метод, не требующий постоянного присутствия специалиста или дорогостоящего оборудования, и в то же время простой и эффективный? Такой метод есть и нашел применение преимущественно у народов востока (Индия, Китай, Япония, Корея, Вьетнам).

В Индии он называется йога, в Китае – ци гун, в Европе и Америке – медитация. Что это такое?

“Йога” в переводе с санскрита означает объединение, единение, слияние духа и тела [Островская, 1992], “ци гун” в переводе с китайского – работа духа, дыхания [Дагданов, 1991; Клименко, 1992; Милянюк, 1994].

В основе этих практик лежит система физических упражнений с жестко регламентированным произвольным контролем сознания на тех или иных объектах и регуляцией дыхания. Концептуальной подложкой или легендой этих упражнений, позволяющей в максимальной степени концентрировать внимание человека на собственно физических упражнениях, является осуществление контроля, так называемых, "внутренних энергетических потоков" организма, который в конечном итоге приводит к накоплению и сбалансированному распределению в теле человека "жизненной энергии" - ци (прана - в индийской традиции) [Абаев, 1989; Дагданов, 1991; Клименко, 1992; Островская, 1992; Милянюк, 1994]. Иными словами, практикующий эти системы создает некую виртуальную конструкцию в своей психике, часто связанную с дыханием или движениями тела, которая должна приносить какой-либо заранее определенный результат и концентрирует на ней свое внимание (т.е. медитирует (от лат. meditatio – размышление [Словарь иностранных слов, 1964])) . Можно сказать, что таким образом сознательно создается более или менее устойчивая доминанта, занимающая настолько приоритетное положение, насколько позволяет желание и индивидуальные особенности практикующего.

Не вдаваясь в подробности этих практик, надо отметить, что хорошо тренированный в системе ци гун человек представляет собой чрезвычайно интересный субъект для нейрофизиологических исследований. Действительно, особая религиозно-философская установка в совокупности с хорошо описываемой в рациональной терминологии системе физических и психических упражнений позволяют исследователю-физиологу мониторировать функции мозга испытуемого в моменты максимальной концентрации внимания на внутренних процессах организма. Подобное "естественное" моделирование особых состояний сознания, возможно, позволит приблизиться к пониманию процессов произвольной саморегуляции организма с целью направленного поиска рациональной системы профилактики психосоматических заболеваний.

Название этих систем отражает их сущность и направленность на укрепление связей между духовно-психической и физической сферами. Понятно, что такая высокая степень владения собственным телом, которая демонстрируется мастерами этих систем, достигается многолетними целенаправленными тренировками и поэтому еще больше не подходит нашей цели, чем вышеупомянутые методы (фармакотерапия, психотерапия, БОС), но, тем не менее, простые навыки, получаемые при изучении этих систем могут быть наработаны человеком в короткий срок, они не требуют специального оборудования и постоянного присутствия специалиста.

Еще одним преимуществом обсуждаемых систем является их влияние на персонифицированные нарушения когнитивной сферы и мотивационно-эмоционального баланса человека, что недоступно фармакологии.

В настоящее время некоторые релаксационно-медитативные техники рекомендуются даже для применения в клинике для лечения различных расстройств, начиная от невроза тревоги, бессонницы и альгодисменореи [Мёрт, 1998] до эпилепсии [Panjawani et al, 1996], и, что особенно важно и интересно, лекарственноустойчивой эпилепсии [Deepak et al, 1994].

Различные методы йоги рекомендуются для лечения эссенциальной гипертензии, бронхиальной астмы и некоторых видов эпилепсии [Rai, 1993; Deepak et al, 1994; Panjawani et al, 1996].

Кроме того, доказано значительное положительное влияние при многих заболеваниях упражнений ци гун на клеточный иммунитет [Ryu et al, 1995], показатели сердечно-сосудистой [Wang et al, 1991; Jin et al, 1992; Lim et al, 1993; Xing et al, 1993] и дыхательной [Zang et al, 1994; Sun et al, 1992] систем, показатели гемостаза [Wang et al, 1993] и т. д.

Таким образом, ясно видно положительное влияние обсуждаемых здесь систем упражнений на функциональное состояние человека.

Как было сказано выше, мозг является высшим интегративным центром организма, и для более полного понимания влияния упомянутых ранее систем психофизического тренинга на человека необходимо изучать функционирование мозга на психофизиологическом уровне [Интегративная деятельность нервной системы в норме и патологии, 1968].

Психофизиологический подход к изучению процессов саморегуляции организма человека является наиболее адекватным в силу совместного рассмотрения двух разных, но взаимосвязанных сфер человеческого бытия: психической и физиологической.

Однако до сих пор предмет изучения не является четко определенным явлением, поэтому начнем с терминологии.

Психология, претендующая на изучение психики человека традиционно признает два состояния сознания (или уровня бодрствования), присущих человеку: сон и бодрствование. Эти два состояния имеют довольно четкие характеристики, на обсуждении которых не будем сейчас останавливаться, так как они подобно описаны, как и описаны различные признаки, соответствующие им [Годфруа, 1992; Wortman et al, 1992]. Заметим также, что бодрствование считается как бы базовым состоянием сознания, тогда как сон – измененным.

Какие же признаки позволяют выделить какое-либо состояние сознания как особое? Это, прежде всего, специфическое функционирование всего организма и особое восприятие внешнего и внутреннего мира. Поскольку организм работает в таком состоянии как-то особенно, то значит возможно выделить для каждого состояния сознания определенный паттерн, характеризующийся специфическими параметрами функций организма, которые можно измерить (АД, ЧСС, ЭКГ, ЭЭГ, и др., а также различные психологические тесты, больше отражающие непосредственно психические процессы нежели физиологические).

Например, прием различных психоактивных веществ вызывает различные конкретные изменения сознания: так прием галлюциногеннов сильно искажает, а иногда и полностью заменяет картину мира, приём наркотических средств вызывает состояние эйфории [Годфруа, 1992; Лоуренс и др., 1993; Wortman, 1992]. Кроме того, прием психоактивных препаратов из определенных групп вызывает не только характерные сдвиги восприятия и сознания, но и изменяют ЭЭГ-картину специфическим для своей группы образом, так что по ЭЭГ-паттерну человека можно узнать, препарат какой группы он принял [Herrmann, 1982; Itil et al., 1986; Coppola et al 1987; Pagel, 1993].

Несомненный интерес представляют сообщения некоторых авторов [Kubler-Ross, 1969; Moody, 1976; Osis at al, 1977; Ring, 1982], преимущественно психологов, которые выделяют в особое состояние сознания даже субъективные ощущения непосредственно перед и во время клинической смерти, обосновывая свое решение многочисленными наблюдениями за людьми, выжившими после таких состояний, а также сбором и систематизацией их рассказов о пережитом.

После более тесного знакомства представителей западной научной парадигмы с культурой востока был открыт для широкого ознакомления весьма интересный феномен, распространенный в том или ином качестве у народов востока (от Ирана до Японии) и крайне неоднородный, известный на западе под термином медитация. Какое же точное определение можно дать этому явлению? Вот одно из определений, довольно точно, на наш взгляд, отражающее суть явления: “Под медитацией имеется ввиду особое состояние сознания, измененное по желанию субъекта” [Годфруа, 1992]. Прич