БЕЛАРУСЬ
ВЕЛИКОБРИТАНИЯ
ВЕНГРИЯ
ГЕРМАНИЯ
ИЗРАИЛЬ
ИРЛАНДИЯ
ИТАЛИЯ
КАЗАХСТАН
КАНАДА
КИТАЙ
КЫРГЫЗСТАН
ЛАТВИЯ
ЛИТВА
МОЛДОВА
НОРВЕГИЯ
ОАЭ
ПРИДНЕСТРОВЬЕ
РОССИЯ
СЛОВАКИЯ
США
УКРАИНА
ЧЕРНОГОРИЯ
ЧЕХИЯ
ЭСТОНИЯ
Главная
Тех. поддержка сайта

Главная страница
 



ЧЖУН ЮАНЬ ЦИГУН
 
Все новости Начинающим Практикующим Материалы Фотогалерея Ссылки Общение


Введение к дипломной работе о ЭЭГ и ЦиГун .

Лобусов Егор (г. Москва)
Московский Государственный Университет Имени М.В. Ломоносова
Факультет Фундаментальной Медицины

"Опыт электроэнцефалографического исследования состояний глубокой ауторелаксации, вызванных с помощью упражнений ци гун, у человека"

Работа выполнена на кафедре физиологии человека и животных Биологического факультета МГУ
Научные руководители:
ведущий научный сотрудник к.б.н. А.Я.Каплан
аспирант Ал.А.Фингелькурц
Рецензент:
научный сотрудник к.б.н. С.Л. Шишкин
-Москва 1998 -

Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений,
рожденных только воображением.

М. В. Ломоносов

Введение

Процессы психофизиологической адаптации человека к новым условиям жизнедеятельности явно не поспевают за динамично развивающейся технологической сферой его реального существования.

В последние десятилетия нашего века это становится особенно заметным по устойчивой тенденции к росту нервно-психических и психосоматических расстройств среди населения индустриально развитых стран, а также по участившимся случаям аварий и катастроф, связанных с ошибками операторов соответствующих технологических процессов или подвижных объектов.

В то же время заданные человеку от рождения и проявляющиеся в многочисленных индивидуальных примерах высокие функциональные потенции его мозга предполагают существование значительных резервов психофизиологической адаптации человека к широкому спектру, например, информационных нагрузок. Актуализация этих резервов и, тем самым, расширение пределов физиологической адаптации человека к условиям повышенных нервно-психических нагрузок – является одним из наиболее перспективных путей поддержания жизнедеятельности человека на уровне оптимального здоровья.

Наряду с хорошо известными лекарственными профилактическими и терапевтическими подходами к активации функциональных резервов мозга существуют и хорошо зарекомендовавшие себя безлекарственные методы, в частности, методы ауторелаксации [Перов, 1990; Клименко, 1992; Горев, 1995; Сороко и др., 1995]. Последние особенно интересны тем обстоятельством, что при соответствующей подготовке человек может самостоятельно предотвратить кризис дезадаптации и, более того, - длительно поддерживать высокую работоспособность при систематических упражнениях.

Несмотря на значительное число научных публикаций о позитивных эффектах релаксационных процедур на состояние здоровья человека, испытывающего повышенные нервно-психические нагрузки, конкретные нейрофизиологические механизмы этих процессов остаются не достаточно изученными. Это связано не столько со сложностью самого методического обеспечения подобного рода исследований, сколько со значительной внутри- и межиндивидуальной вариативностью самого явления ауторелаксации.

В этой связи целью настоящей работы было апробировать эффективные методы компьютерной электроэнцефалографии для анализа состояний глубокой релаксации человека. Для этого в рамках конкретных задач исследования было предусмотрено участие испытуемых, имеющих многолетний опыт погружения в состояние релаксации посредством четко регламентированной китайской системы упражнений ци гун. В силу глубоко субъективной природы явления ауторелаксации основное внимание было уделено изучению динамики ЭЭГ показателей у одного и того же испытуемого, но при многократном повторении экспериментального тестирования.

Литературный обзор

В настоящее время очевидным фактом является рост числа заболеваний, классифицируемых как психосоматические, т.е. заболеваний, вызванных “расстройствами функций органов и систем, в происхождении и течении которых ведущая роль принадлежит воздействию психотравмирующих факторов (стресс, разного рода конфликты, кризисные состояния и т.п.)” [Каплан, 1994; Коркина, 1995]. Психосоматические заболевания (в дальнейшем ПСЗ) также называют “болезнью стресса” и “патологией современной цивилизации” [Каплан, 1994; Коркина, 1995], подчеркивая, таким образом, роль роста темпа современной жизни и увеличение потока информации в этиологии ПСЗ.

Кроме того, в группу ПСЗ со временем включается все большее число нозологических единиц. Если ранее к ПСЗ относили такие заболевания как эссенциальная гипертония, тиреотоксикоз, нейродермит, бронхиальная астма, некоторые формы ревматического артрита, язвенный колит, язвенная болезнь, то сейчас этот спектр значительно расширился за счет болезней сердечно-сосудистой системы, в частности ИБС и инфаркт миокарда; урогенитальных и кожных болезней; мигрени; нервной анорексии и нервной булимии; кардиоспазма и форм психогенного ожирения [Serri at al, 1971; Hauser at al, 1971; Borelli, 1971; Каплан и др., 1994; Коркина и др., 1995]. И данный перечень, по-видимому, в дальнейшем будет пополняться и другими нозологическими единицами, расширяя спектр ПСЗ.

Кроме ПСЗ в современной психиатрии выделяются психосоматические реакции (в дальнейшем ПСР), которые еще не являются четко очерченной патологией и могут встречаться у относительно здоровых людей в виде реакций организма на какие-либо стрессовые состояния, например, случаи тахиаритмии, учащенного мочеиспускания и диареи у студентов перед ответственными экзаменами, нарушения сосудистого тонуса в виде побледнения или покраснения, потливости и т.п. Если такие реакции не достигают некоего порога, то функционирование организма после них может вернуться в относительную норму, но в случае превышения такого порога или сочетания каких-то условий ПСР могут перейти в ПСЗ [Каплан, 1994; Коркина, 1995].

Таким образом, ПСР и ПСЗ являются нарушениями саморегуляции организма и сбоем его адаптивных механизмов.

Стоит еще отметить тот важный факт, что ПСЗ весьма трудно поддаются лечению и диагностике, так как заболевшие не обращаются по поводу данных заболеваний к психиатрам и длительное время практически безуспешно могут лечиться у специалистов различных профилей, переходя от одного к другому.

Какие же существуют варианты лечения ПСЗ при условии их правильного распознания? Можно выделить два крупных направления: фармакотерапия и психотерапия (включая различные специальные методы работы с психотерапевтом, лечение обучением пациентов простейшим навыкам саморегуляции с помощью методики биологической обратной связи) [Марман и др., 1993; Сороко и др., 1977; Brown, 1977].

Рассмотрим теперь по порядку эти методы, разбирая их достоинства и недостатки.

Фармакотерапия подобных расстройств в настоящее время получила большое распространение, но все-таки пока еще является достаточно грубым вмешательством в тонкие и до конца не познанные психические процессы, не влияя прямо на персонифицированную сферу, где часто и коренятся нарушения. Например, лечение с помощью барбитуратов приводит к искажению соотношения фаз сна, что негативно отражается на состоянии больных, так как правильное соотношение фаз сна необходимо для психического здоровья; снижает способность к выполнению вида деятельности, требующей быстрой ориентации (операторы, диспетчеры, пилоты, водители и т.д.); может вызывать при отмене синдром отдачи, что сопровождается удлинением быстрой фазы сна, сопровождаясь тяжелыми сновидениями, а также вызывать синдром отмены, который может протекать с различными расстройствами, вплоть до судорог [Годфруа, 1992; Wortman, 1992; Лоуренс и др., 1993].

В тоже время, психотерапевтические методики оказывают на психику пациента более мягкое воздействие, но тоже имеют свои недостатки. Например, получивший повсеместное распространение метод психоанализа, основанный на концепциях З. Фрейда и его последователей (К.Г.Юнга, А.Адлера и др.) [Годфруа, 1992; Wortman et al, 1992] является дорогим методом, требующим на лечение длительного времени (годы) и больших материальных затрат самого пациента, а потому не может использоваться в широких слоях населения, нуждающегося в подобной помощи. Кроме того, при использовании психотерапии практически всегда необходимо присутствие квалифицированного специалиста, контролирующего как само лечение, так и процессы саморегуляции при лечении ПСР или ПСЗ. Но возможно ли каким-либо образом научить самих пациентов изменять некоторые функции своего организма сознательно, и контролировать самостоятельно эти изменения в дальнейшем?

Оказывается можно.

В конце 60-х годов Миллер установил, что лабораторных крыс можно научить изменять собственную частоту сердечных сокращений в нужную экспериментатору сторону, если вознаграждать животных всякий раз, когда у них произойдет подходящее изменение [Miller, 1978].

В последствии другим ученым удалось подобным образом научить животных управлять кровяным давлением, потоотделением, желудочной секрецией, образованием мочи и моторикой желудка [Годфруа, 1992]. Эти эксперименты наглядно доказывают, что функции, ранее считавшиеся неконтролируемыми произвольно, могут контролироваться сознательно. А ведь именно, в первую очередь, нарушение таких функций ведет к развитию ПСР и переходу их в ПСЗ.

Метод обучения животных таким образом “регулировать” функции своего организма получил название “внешняя обратная связь” или “биологическая обратная связь” (в дальнейшем БОС), так как подопытные получали сигнал, в данном случае в виде положительного подкрепления условного рефлекса, указывающий на изменение какой-либо мониторируемой функции в необходимую экспериментатору сторону.

Методика БОС почти сразу же была опробована на человеке и принесла сходные с вышеупомянутыми результаты; только для положительного подкрепления использовалась не еда (как в опытах с животными), а преобразование получаемого от изучаемой функции сигнала в простой для восприятия испытуемым вид (цвет или свет, звук с различными характеристиками) и мотивационная заинтересованность самого испытуемого. Таким образом, руководствуясь видом преобразованного сигнала, испытуемый мог менять какую-то определенную функцию своего организма или органа, получая данные о ее изменении не от своего тела, а от прибора. С помощью этой методики люди учились, регулировать генерацию a-ритма ЭЭГ [Brown, 1974], ритм сердца и другие, обычно не поддающиеся сознательному контролю, функции организма [Turk, 1979].

В клинической практике БОС применялась, например, для подавления приступов мигрени, путем обучения больных регуляции тонуса мозговых сосудов; восстановления ЧСС и АД; предупреждения приступов эпилепсии, путем контроля над некоторыми видами ритмической активности мозга [Годфруа, 1992; Wortman et al, 1992].

Но несмотря на преимущества метода БОС перед фармакотерапией (отсутствие побочных эффектов и синдрома отмены) и перед работой с психотерапевтом (где требуется постоянное присутствие специалиста и длительное времени для достижения эффекта), тем не менее, БОС не получила широкого распространения, так как имеет свои недостатки, в частности - стоимость метода, потому что для БОС необходимо дорогостоящее оборудование по измерению различных функций организма и преобразованию полученных сигналов в простой визуальный или аудиальный вид.

Сделаем краткое отступление от основной темы и обсудим чуть подробнее роль мозга в работе организма. Общеизвестно, что мозг – это интегративный центр всего организма, осуществляющий высший контроль и связь практически всех процессов, происходящих в нашем теле [Интегративная деятельность нервной системы в норме и патологии, 1968]. Таким образом, лечение ПСЗ при любом подходе будет осуществляться какой-либо “работой” с мозгом, будь то психофармакология, воздействующая на соответствующие рецепторы в мозговой ткани, либо психотерапия, воздействующая на сферу сознательного и бессознательного, либо БОС, помогающая сознательно контролировать, в принципе неосознаваемые процессы. То есть органом-мишеню при лечении ПСЗ является мозг. Однако: “Почти любые соматические болезни так или иначе влияют на психическую жизнь. С другой стороны, психическая жизнь также воздействует на физическое состояние… Здесь иногда возникает порочный круг [выделение моё – Л.Е.].”, так писал гениальный немецкий психиатр-философ Карл Ясперс в своей знаменитой книге “Общая психопатология” [Ясперс, 1997, стр. 569]. Таким образом, при любом заболевании страдает и психическая, и физическая сферы человека, и лечить всегда необходимо обе эти стороны, разрывая порочный круг болезни. Не умаляя значение современной фармакологии, нужно подчеркнуть особую необходимость умения человека самому регулировать свой организм.

Так какой же конкретный метод подошел бы для нашей задачи тонкого регулирования психических процессов, влияющих на организм? Существует ли метод, не требующий постоянного присутствия специалиста или дорогостоящего оборудования, и в то же время простой и эффективный? Такой метод есть и нашел применение преимущественно у народов востока (Индия, Китай, Япония, Корея, Вьетнам).

В Индии он называется йога, в Китае – ци гун, в Европе и Америке – медитация. Что это такое?

“Йога” в переводе с санскрита означает объединение, единение, слияние духа и тела [Островская, 1992], “ци гун” в переводе с китайского – работа духа, дыхания [Дагданов, 1991; Клименко, 1992; Милянюк, 1994].

В основе этих практик лежит система физических упражнений с жестко регламентированным произвольным контролем сознания на тех или иных объектах и регуляцией дыхания. Концептуальной подложкой или легендой этих упражнений, позволяющей в максимальной степени концентрировать внимание человека на собственно физических упражнениях, является осуществление контроля, так называемых, "внутренних энергетических потоков" организма, который в конечном итоге приводит к накоплению и сбалансированному распределению в теле человека "жизненной энергии" - ци (прана - в индийской традиции) [Абаев, 1989; Дагданов, 1991; Клименко, 1992; Островская, 1992; Милянюк, 1994]. Иными словами, практикующий эти системы создает некую виртуальную конструкцию в своей психике, часто связанную с дыханием или движениями тела, которая должна приносить какой-либо заранее определенный результат и концентрирует на ней свое внимание (т.е. медитирует (от лат. meditatio – размышление [Словарь иностранных слов, 1964])) . Можно сказать, что таким образом сознательно создается более или менее устойчивая доминанта, занимающая настолько приоритетное положение, насколько позволяет желание и индивидуальные особенности практикующего.

Не вдаваясь в подробности этих практик, надо отметить, что хорошо тренированный в системе ци гун человек представляет собой чрезвычайно интересный субъект для нейрофизиологических исследований. Действительно, особая религиозно-философская установка в совокупности с хорошо описываемой в рациональной терминологии системе физических и психических упражнений позволяют исследователю-физиологу мониторировать функции мозга испытуемого в моменты максимальной концентрации внимания на внутренних процессах организма. Подобное "естественное" моделирование особых состояний сознания, возможно, позволит приблизиться к пониманию процессов произвольной саморегуляции организма с целью направленного поиска рациональной системы профилактики психосоматических заболеваний.

Название этих систем отражает их сущность и направленность на укрепление связей между духовно-психической и физической сферами. Понятно, что такая высокая степень владения собственным телом, которая демонстрируется мастерами этих систем, достигается многолетними целенаправленными тренировками и поэтому еще больше не подходит нашей цели, чем вышеупомянутые методы (фармакотерапия, психотерапия, БОС), но, тем не менее, простые навыки, получаемые при изучении этих систем могут быть наработаны человеком в короткий срок, они не требуют специального оборудования и постоянного присутствия специалиста.

Еще одним преимуществом обсуждаемых систем является их влияние на персонифицированные нарушения когнитивной сферы и мотивационно-эмоционального баланса человека, что недоступно фармакологии.

В настоящее время некоторые релаксационно-медитативные техники рекомендуются даже для применения в клинике для лечения различных расстройств, начиная от невроза тревоги, бессонницы и альгодисменореи [Мёрт, 1998] до эпилепсии [Panjawani et al, 1996], и, что особенно важно и интересно, лекарственноустойчивой эпилепсии [Deepak et al, 1994].

Различные методы йоги рекомендуются для лечения эссенциальной гипертензии, бронхиальной астмы и некоторых видов эпилепсии [Rai, 1993; Deepak et al, 1994; Panjawani et al, 1996].

Кроме того, доказано значительное положительное влияние при многих заболеваниях упражнений ци гун на клеточный иммунитет [Ryu et al, 1995], показатели сердечно-сосудистой [Wang et al, 1991; Jin et al, 1992; Lim et al, 1993; Xing et al, 1993] и дыхательной [Zang et al, 1994; Sun et al, 1992] систем, показатели гемостаза [Wang et al, 1993] и т. д.

Таким образом, ясно видно положительное влияние обсуждаемых здесь систем упражнений на функциональное состояние человека.

Как было сказано выше, мозг является высшим интегративным центром организма, и для более полного понимания влияния упомянутых ранее систем психофизического тренинга на человека необходимо изучать функционирование мозга на психофизиологическом уровне [Интегративная деятельность нервной системы в норме и патологии, 1968].

Психофизиологический подход к изучению процессов саморегуляции организма человека является наиболее адекватным в силу совместного рассмотрения двух разных, но взаимосвязанных сфер человеческого бытия: психической и физиологической.

Однако до сих пор предмет изучения не является четко определенным явлением, поэтому начнем с терминологии.

Психология, претендующая на изучение психики человека традиционно признает два состояния сознания (или уровня бодрствования), присущих человеку: сон и бодрствование. Эти два состояния имеют довольно четкие характеристики, на обсуждении которых не будем сейчас останавливаться, так как они подобно описаны, как и описаны различные признаки, соответствующие им [Годфруа, 1992; Wortman et al, 1992]. Заметим также, что бодрствование считается как бы базовым состоянием сознания, тогда как сон – измененным.

Какие же признаки позволяют выделить какое-либо состояние сознания как особое? Это, прежде всего, специфическое функционирование всего организма и особое восприятие внешнего и внутреннего мира. Поскольку организм работает в таком состоянии как-то особенно, то значит возможно выделить для каждого состояния сознания определенный паттерн, характеризующийся специфическими параметрами функций организма, которые можно измерить (АД, ЧСС, ЭКГ, ЭЭГ, и др., а также различные психологические тесты, больше отражающие непосредственно психические процессы нежели физиологические).

Например, прием различных психоактивных веществ вызывает различные конкретные изменения сознания: так прием галлюциногеннов сильно искажает, а иногда и полностью заменяет картину мира, приём наркотических средств вызывает состояние эйфории [Годфруа, 1992; Лоуренс и др., 1993; Wortman, 1992]. Кроме того, прием психоактивных препаратов из определенных групп вызывает не только характерные сдвиги восприятия и сознания, но и изменяют ЭЭГ-картину специфическим для своей группы образом, так что по ЭЭГ-паттерну человека можно узнать, препарат какой группы он принял [Herrmann, 1982; Itil et al., 1986; Coppola et al 1987; Pagel, 1993].

Несомненный интерес представляют сообщения некоторых авторов [Kubler-Ross, 1969; Moody, 1976; Osis at al, 1977; Ring, 1982], преимущественно психологов, которые выделяют в особое состояние сознания даже субъективные ощущения непосредственно перед и во время клинической смерти, обосновывая свое решение многочисленными наблюдениями за людьми, выжившими после таких состояний, а также сбором и систематизацией их рассказов о пережитом.

После более тесного знакомства представителей западной научной парадигмы с культурой востока был открыт для широкого ознакомления весьма интересный феномен, распространенный в том или ином качестве у народов востока (от Ирана до Японии) и крайне неоднородный, известный на западе под термином медитация. Какое же точное определение можно дать этому явлению? Вот одно из определений, довольно точно, на наш взгляд, отражающее суть явления: “Под медитацией имеется ввиду особое состояние сознания, измененное по желанию субъекта” [Годфруа, 1992]. Причем медитация является настолько распространенным и интегрированным в восточных культурах явлением, что нельзя просто не замечать его.

Приверженцы медитации (того или иного её вида) утверждают, что картина мира воспринимается иначе во время выполнения медитативных упражнений, также меняется восприятие собственного тела и течения времени в ту или иную сторону [Годфруа, 1992; Wortman et al, 1992]. Такие наблюдения позволяют выделить медитацию в особое состояние сознания (или уровень бодрствования), но кроме субъективных наблюдений самих медитирующих необходимы еще и объективные оценки функционирования организма во время медитации.

Попробуем обосновать положение о том, что медитация – это особое состояние сознания, характеризующееся определенными свойствами.

В силу быстротечности элементарных когнитивных актов, только электроэнцефалография (и еще МЭГ, но это весьма дорогой метод) могут быть адекватными методами для анализа когнитивных процессов [Фингелькурц Ан. и др., 1998]. Кроме того, клинические задачи, которые может решать только электроэнцефалография – это диагностика функций активности ЦНС – то главное, что характеризует живой мозг человека в норме и при неврологической патологии [Зенков, 1996].

Именно поэтому ЭЭГ была избранна в нашей работе для изучения влияния упражнений ци гун на человека в целом и мозг в частности.

Так как метод ЭЭГ имеет ряд преимуществ перед другими методами при изучении медитативных состояний, для начала проанализируем, какие на сегодняшний день сделаны наблюдения при изучении различных видов медитации именно с помощью ЭЭГ.

В 1973 году Банкуэт изучая группу, занимающуюся трансцендентальной медитацией (в дальнейшем – ТМ), показал, что во время медитации происходит увеличение амплитуды a-ритма и сохранение этих изменений после окончания медитации. Характеристики q-ритма во время медитации имеют свои особенности, отличные от q-ритма во время сна (т.е. медитация не является дремотой или фазой сна, как иногда считают). Одновременно с этим происходит синхронизация ЭЭГ-ритмов передних и задних отведений. Такие наблюдения позволили Банкуэту сделать важный вывод о том, что медитация представляет собой состояние сознания, отличное от бодрствования и сна [Banquet, 1973].

В других исследованиях ТМ также было показано усиление доминирования a-ритма во всём спектре ЭЭГ [Wallace, 1970; Wallace at al, 1971] и увеличение a-активности в лобных долях мозга [Brown et al, 1971; Wallace et al, 1971]; появление q-активности [Wallace, 1970].

Изучение различных видов медитации (медитация йогов [Anand et al, 1961; Deepak et al, 1994; Panjawani et al, 1996] и японская дзадзен-медитация [Kasamatsu et al, 1969]) продемонстрировало результаты, похожие на вышеупомянутые.

Так Ананд с соавторами, изучая ЭЭГ йогов во время медитации, обнаружил увеличение амплитуды a-ритма [Anand et al, 1961]. Панджавани при анализе ЭЭГ практикующих сахаджа-йогу, обнаружил, что во время данной медитации во всей спектральной картине ЭЭГ происходит увеличение процента a-ритма и снижение процента D-ритма [Panjawani et al, 1996].

Также было показано у практикующих японскую дзадзен-медитацию и медитативный метод “su xi fa”, что во время занятий повышается амплитуда a-ритма [Kasamatsu et al, 1969; Sim et al, 1992].

На первый взгляд подобные наблюдения позволяют сделать вывод от том, что влияние вышеупомянутых конкретных медитативных систем на функциональное состояние мозга и всего организма в целом осуществляется через общие механизмы. Однако изучение китайских медитативных техник, объединяемых термином ци гун, подвергает сомнению представление об одинаковом влиянии медитаций на функциональное состояние человека.

При наблюдении за a-активностью в исследованиях, посвященных ци гун, разные исследователи указывают на разные результаты. В одних работах указывается на значительное снижение a- и b-активностей во время выполнения процедуры ци гун [Yang et al, 1994], а в других на увеличение a-активности во время упражнений ци гун [Zhang J.Z. et al, 1988].

В некоторых исследованиях указывается на зависимость поведения a-ритма от разных упражнений. В работе Ли и соавторов [Lee et al, 1997] было показано, что во время упражнений ци гун с произнесением определенных звуков (мантр) наблюдается увеличение a-активности в затылочных отведениях. Чжан Ц.Ж. в своем исследовании ци гун обнаружил увеличение a-активности в передних отведениях и снижение в задних, а также замедление a-ритма во время выполнения упражнений ци гун, по сравнению с обычным состоянием (спокойное бодрствование при закрытых глазах) [Zhang J.Z. et al, 1988].

Особый интерес представляет работа, выполненная Пан. Он с коллегами обнаружил, что во время выполнения упражнений ци гун с концентрацией происходит увеличение доли q-ритма, а при упражнениях ци гун без концентрации – снижение [Pan et al., 1994].

Здесь не наблюдается той однородности данных, которая была ранее, при изучении других систем медитации. Нелогично было бы предполагать, что существующее на сегодняшний день богатство медитативных техник одинаковым образом влияло бы на организм человека. Действительно, чем объяснить те факты, что традиционно каждому определенному медитативному упражнению приписывается строго специфическое влияние на организм, что для достижения определенных целей (спокойствие, концентрация, оздоровление и т.д.) использовались и определенные техники?

Кроме исследования поведения различных ЭЭГ-ритмов во время медитативных упражнений проводилось изучение влияния посторонних (внешних) стимулов на эти ритмы.

Уоллес показал отсутствие “привыкания” a-ритма к звуковым и световым стимулам во время ТМ, в отличие от простого бодрствования при закрытых глазах [Wallace, 1970], когда с каждым новым подаваемым извне стимулом происходит все меньшая блокада a-ритма. Подобные данные получили Косаматсу и Хираи [Kasamatsu et al, 1969]. Банкуэт отмечал, что не наблюдается изменения ЭЭГ-паттерна во время глубокой стадии медитации (ТМ) в ответ на внешнюю стимуляцию [Banquet, 1973]. В тоже время, Ананд отмечал, что во время медитации обычно не происходит блокады ни a-ритма, ни q-ритма в ответ на внешние стимулы [Anand et al, 1961].

Лю показал, что во время выполнения упражнений ци гун происходит увеличение амплитуды вызванных звуком потенциалов в стволовых отделах мозга, но уменьшение в коре головного мозга [Liu et al 1990]. Чжан В. с соавторами обнаружили, что в группе практикующей один вид ци гун (ней ян гун) происходит увеличение амплитуды вызванных световой вспышкой потенциалов в коре головного мозга во время выполнения упражнений, а при практике другого вида ци гун, наоборот, амплитуда вызванных потенциалов снижается. Также эта группа исследователей показала, что статистически значимые изменения в ЭЭГ происходят у людей, занимающихся ци гун больше, чем полугода [Zhang W. et al, 1993] (т.е. можно сказать, что через полгода занятий достигается первый стойкий эффект от занятий, если считать изменения в электрофизиологии головного мозга объективным отражением влияния ци гун на функциональное состояние человека).

Таким образом, изменения в электрических потенциалах головного мозга при выполнении разных видов медитативной деятельности (ТМ, йога, дза-дзен, различные упражнения ци гун) носят различный характер. Это окончательно подтверждает тезис о том, что каждое направление в медитации является уникальным феноменом, специфически влияющим на мозг человека.

Даже при выполнении одного вида медитации (ТМ) мозг как бы проходит разные стадии все более глубокого погружения в медитативное упражнение, которые характеризуются своими ЭЭГ-паттернами [Banquet, 1973]. Некоторые китайские авторы утверждают, что состояние мозга во время выполнения упражнений ци гун принципиально отличается от состояния при ТМ или занятиях йогой [Zhang J.Z., 1988], но с этим нельзя согласится, так как говоря о ци гун или йоге, необходимо точно указывать на конкретный вид упражнений. Дело в том, что эти две системы имеют очень много общего и, развиваясь параллельно (по причине близкого географического положения и сходства философских систем), часто заимствовали друг у друга приемы работы с сознанием [Абаев, 1989; Дагданов, 1991; Островская, 1992; Клименко, 1992; Милянюк, 1994].

Действительно, первично практически все медитативные системы востока были так или иначе связаны с религиозно-философскими течениями, служили как бы инструментом для достижения определенных целей. Даже китайские техники медитации – ци гун весьма неоднородное явление. Китай огромная страна, в которой смешались три больших религиозно-философских системы: буддизм, даосизм и конфуцианство, и в каждом из этих направлений использовались свои техники работы с сознанием (медитации). Эти техники часто смешивались и порождали новые, распространяясь в сопредельные с Китаем страны: Корею, Вьетнам и Японию [Милянюк, 1994; Абаев, 1989].

Приведенный анализ литературных источников позволяет сделать вывод о том, что медитация является не одним особым состоянием мозга и сознания, а целым континуумом таких состояний, отличным от континуума бодрствование-сон. Причем в каком месте этого поля состояний находится человек, во многом зависит от конкретно используемой техники медитации и степени опыта практикующего.

Фишер в 1971 предложил оригинальную схему, картографирующую “внутреннее пространство”, т.е. различные состояния сознания в континууме бодрствование (восприятие) – медитация и бодрствование (восприятие) – галлюцинация, соотнося все эти состояния с определенными параметрами ЭЭГ [Fischer, 1971]. (Схему приводим здесь по книге Годфруа Ж. “Что такое психология” [Годфруа, 1992] без изменений и правки).


Рисунок 1. Картография “внутреннего пространства” по Фишеру. В первом круге – составляющие континуума медитация-бодрствование(восприятие)-галлюцинация. Во втором круге не подчеркнутые цифры – различные ритмы ЭЭГ, подчеркнутые – амплитуда b-ритма (13-26 Гц). В третьем и четвертом кругах более детально рассмотрены составляющие обсуждаемых континуумов и соответствующие им “занятия”. Во внешней части приводятся группы препаратов, которые изменяют бодрствующие состояние сознания в ту или иную сторону [Fischer, 1971].

  На наш взгляд огромный интерес представляет собой попытка рассмотреть сознание не как сон и бодрствование, а во всем богатстве его проявлений, как непрерывное целое, составляющее духовную сферу человека.

Особое внимание стоит уделить тому факту, что на данной схеме разные виды медитативной деятельности (простое расслабление, дза-дзен, йога), рассматриваются как стадии одного непрерывного процесса, на которых практикующие могут останавливаться специально.

Также большое практическое значение имеет тот факт, что каждая медитативная техника имеет свои определенные ЭЭГ-параметры или ЭЭГ-паттерны. Таким образом, открывается возможность классификации видов медитаций по эффектам, оказываемым на мозг. Но ведь такая же классификация существует для психоактивных фармакопрепаратов [Herrmann, 1982; Itil et al., 1986; Coppola et al 1987; Pagel, 1993]. Так нельзя ли подобрать соответствия (по принципу влияния на мозг) между медитативными упражнениями и фармакопрепаратами для замены химической терапии более естественным методом (о преимуществе медитации перед фармакотерапией говорилось ранее)? Безусловно, такая замена приемлема далеко не во всех случаях, особенно не в тяжелых, требующих экстренных мер.

Итак, нами были рассмотрены различные работы посвященные измененным по желанию человека (медитации) состояниям сознания, но тем не менее они не позволяют пока объяснить психофизиологические механизмы такого состояния как медитация по ранее упомянутым причинам. По крайне мере они доказывают, что медитация является спектром особенных состояний сознания.

***

Изучение аутоизмененных состояний сознания сталкивается с определенными проблемами: во-первых, трудно найти испытуемых, достаточно долго занимающихся конкретной практикой и при этом заинтересованных в проведении подобных исследований; во-вторых, нужно определиться с медитативным упражнением для ЭЭГ-исследования (как говорилось выше, разные упражнения по разному влияют на электрическую активность мозга); и т.д.

В данной работе для исследования влияния состояния ауторелаксации на мозг была использована определенная техника ци гун – упражнение “ян ци” одного из направлений ци гун (Чжун Юань Ци Гун) (о сути упражнения см. раздел “Условия регистрации ЭЭГ”). Как было показано выше, разные техники вызывают различные эффекты, и для некоторой унификации исследования было выбрано именно это упражнение.

Такой вид медитативной техники широко распространен по всему миру в мало отличающихся друг от друга вариантах. Аналоги данного упражнения используют и американские индейцы, и индийские йоги [Островская и др., 1992], и японцы [Судзуки, 1993]. В аутогенной тренировке, разработанной Генрихом Шульцем, и в дальнейшем получившей распространение в западных странах, также используется сходная техника [Свядощ, 1974; Перов, 1990].

В задачи данного исследования входило определение следующего:

  • Является ли метод ЭЭГ чувствительным к обнаружению эффектов, оказываемых процедурой ци гун на функциональное состояние мозга.
  • Какие именно эффекты оказывает данная конкретная процедура ци гун на функциональное состояние мозга, как во время самой процедуры ци гун, так и на фоновую активность мозга после процедуры.
  • Какие спектральные полосы ЭЭГ оказываются наиболее задействованы при выполнении упражнений ци гун.

***


Безусловно, здесь приведена не вся работа, но если Вы хотите ознакомиться с ней полностью, то можете связаться непосредственно с автором - Лобусовым Егором Викторовичем по тел. (095)152-0163 дома или в лаборатории (095)939-1373 на Биологическом Факультете МГУ им. М.В. Ломоносова.


Список используемой в работе литературы

  1. Абаев Н.В. Чань-буддизм и культурно-психологические традиции в средневековом Китае. Новосибирск. “Наука”. 1989. 272 стр.
  2. Годфруа Ж. Что такое психология. Москва. “Мир”. 1992. т.1. 491 стр.
  3. Горев А.С. Динамика ритмических составляющих альфа-диапазона ЭЭГ в условиях релаксации. Физиология человека. 1995. Т.21, №5, 51.
  4. Дагданов Г.Б. Традиционная система ци гун в Китае. Психологические аспекты буддизма. Новосибирск. “Наука”, 1991. 162-173. 180 стр.
  5. Жирмунская Е.А. В поисках объяснения феноменов ЭЭГ. Москва, 1996.
  6. Зенков Л.Р. Клиническая электроэнцефалография с элементами эпилептологии. Издательство Таганрогского государственного радиотехнического университета. 1996. 357 стр.
  7. Изнак А.Ф. Модуляция сенсо-моторной деятельности человека на фоне a–ритма ЭЭГ. Проблемы развития научных исследований в области психического здоровья. МЗ СССР, АМН СССР. 1989. с. 3-24.
  8. Интегративная деятельность нервной системы в норме и патологии. Москва. “Медицина”. 1968. 287 стр.
  9. Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж. Клиническая психиатрия. Москва “Медицина”. 1994. 2 тома: 670 стр. и 522 стр.
  10. Классическая йога. Пер. с санскрита Островской Е.П. и Рудого В.И. Москва. “Наука”. 1992. 260 стр.
  11. Клименко Л.М. Дыхательная гимнастика. Москва. “Санита”. 1992. 100 стр.
  12. Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е. Психиатрия. Москва. “Медицина”. 1995. 608 стр.
  13. Лоуренс Д.Р., Бенитт П.Н. Клиническая фармакология. Москва. “Медицина”. 1993. 2 тома: 637 стр. и 669 стр.
  14. Маркман В.Г., Кургузов С.С., Хандов М.З. Связь характеристик биоуправления ритмами ЭЭГ с показателями операторской деятельности. Физиология человека. 1983. т.9 №6 – 994.
  15. Мёрт Дж. Справочник врача общей практики. Milano. “McGraw-Hill”. Москва. “Практика”. 1998.
  16. Милянюк А.О. Учение о “вскармливании жизни” (ян шэн) в традиционном Китае. Автореферат. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Москва. 1994.
  17. Перов Н.Н. Аутогенная тренировка. Москва. Факультет психологии МГУ. 1990. 33 стр.
  18. Пишель Я.В., Шапиро М.И., Шапиро И.И. Анатомо-клинический атлас рефлексотерапии. Москва. “Медицина”. 1991. 141 стр.
  19. Положенцев С.Д, Руднев Д.А. Поведенческий фактор риска ишемической болезни сердца. Л. НАУКА, 1990.
  20. Свядощ А.М. Аутогенная тренировка. Руководство по психотерапии. Москва. “Медицина”. 1974.
  21. Словарь иностранных слов. Под редакцией Лехина И.В., Локшиной С.М., Петрова Ф.Н. и Шаумяна Л.С. Москва. “Советская энциклопедия”. 1964. 784 стр.
  22. Сороко С.И., Суворов Н.Б., Бекшаев С.С. Произвольный контроль уровня биоэлектрической активности мозга человека как метод изучения саморегуляционных свойств центр. нервной системы. Адаптивная саморегуляция функций. Москва. “Медицина”. 1977. 206 стр.
  23. Сороко С.И., Мусуралиев Т.Ж. Возможности направленных перестроек параметров ЭЭГ у человека с помощью метода адаптивного биоуправления. Физиология человека. 1995. Т.21. №5, 5.
  24. Судзуки Д. Дзен буддизм. Бишкек. МП “Одиссей”. 1993. 670 стр.
  25. Фингелькурц Ал.А., Фингелькурц Ан.А., Лобусов Е.В. Структурная организация электрической активности мозга человека. Первая научно- практическая конференция “Практическая психология на пороге ХХI века”, секция “Современное состояние и пути развития нейропсихофизиологии и клинической психологии”, Москва, 24 февраля 1998.
  26. Фингелькурц Ан. А., Фингелькурц Ал. А. Микроструктурный анализ ЭЭГ деятельного мозга человека: общая характеристика и особенности синхронизации разладочного процесса. Дипломная работа. Место хранения: Биологический факультет МГУ, кафедра физиологии человека и животных. 1995. 230 стр.
  27. Ясперс К. Общая психопатология. Москва. “Практика”. 1997. 1053 стр.
  28. Anand B.K., Chhina G.S., Sindh B. Some aspects of electroencephalographic studies of yogis. Electroencephalography and clinical Neurophysiology. 1961. 13:452-456.
  29. Banquet J.P. Spectral analysis of the EEG in meditation. Electroencephalography and clinical Neurophysiology., 1973, 35:143-151.
  30. Borelli S. Psychosomatic aspects in dermatology. Relaxation therapy for psychosomatic disorders. An international symposium St. Moritz, 11th-13th January 1971. Switzerland. Basle. “CIBA-GEIGY”. 1971. 232 р.
  31. Brown B. New mind, new body. New York. Harper et Row. 1974.
  32. Brown B. Stress and the art of feedback. New York. 1977.
  33. Brown F.M., Stewart W.S. and Blodgett J.T. EEG kappa rhythms during transcendental meditation and possible perceptual changes following. Paper presented to the Kentucky Academy of Sciences, cited in D.P. Kanellakos and J.S. Lukas (Eds.), The psychobiology of transcendental meditation; a literature review. Stanford Research Institute press, Calif. 1971.
  34. Coppola R., Herrmann W.M. Psychotropic Drug profiles: comparisons by topographic maps of absolute power. Neuropsychobiology. 1987. 18-97.
  35. Das N.N. et Gastaut H. Variations de l`activete electrique du cerveau, du coeur et des muscles squelettiques au cours de la meditation et de l`extase yogique. Electroencephalography and clinical Neurophysiology. 1957. suppl. 6:211-219.
  36. Delius L. Psychosomatic syndromes associated with cardiovascular disease. Relaxation therapy for psychosomatic disorders. An international symposium St. Moritz, 11th-13th January 1971. Switzerland. Basle. “CIBA-GEIGY”. 1971.
  37. Deepak K.K., Manchanda S.K., Maheshwari M.C. Meditation improves clinicoelectroencephalographic measures in drug-resistant epileptics. Biofeedback and Self regulation. 1994. Mar. 19(1): 25-40.
  38. Fischer R. A cartography of the ecstatic and meditative state. Science. 1971. № 174, p. 897-904.
  39. Hauser G.A., Mambourg A. Indications for tranquillisers in obstetrics and gynaecology. Relaxation therapy for psychosomatic disorders. An international symposium St. Moritz, 11th-13th January 1971. Switzerland. Basle. “CIBA-GEIGY”. 1971.
  40. Herrmann W.M. Development and critical evaluation of an objective procedure for the electroencephalographic classification of psychotropic drugs. EEG in Drug Rese. 1982. Gustav Fisher, Stuttgart N.Y.
  41. Jin K.Q. Effect of qigong on electrocardiographic autpower spectrum function. Chung Kuo Chung His I Chieh Ho Tsa Chih. 1992. Jul. 12(7): 412-3, 389.
  42. Itil T.M., Itil K.Z. Memory, drugs and dynamic brain mapping of computerized EEG. Current problems in senile dementia. 1986. N.Y. Raven Press. 311 p.
  43. Kasamatsu A. and Hirai T. An electroencephalographic study on Zen meditation. In C. Tart (Ed.), Altered states of concioucness. Wiley, New York, 1969.
  44. Klimesch W. Memory processes, brain oscillations and EEG synchronization. International Journal of Psychophysiology. 1996. 24. p. 61-100.
  45. Kubler-Ross E. Les derniers instans de la vie. Geneve. “Labor et Fides”. 1975.
  46. Lee M.S., Bae B.H., Ryu H., Sohn J.H., Kim S.Y., Chung H.T. Changes in alpha wave and state anxiety during ChungDoSunBup Qi-training in trainees with open eyes. American Journal of Chines Medicine. 1997. 25(3-4): 289-299.
  47. Lim Y.A., Boone t., Flarity J.R., Thompson W.R., Effects of qigong on cardiorespiratory changes: preliminary study. American Journal of Chinese Medicine. 1993. 21910; 1-6.
  48. Liu G.L., Cui R.Q., Li G.Z., Huang C.M. Changrs in brainstem and cortical auditory potentials during Qi-Gong meditation. American Journal of Chines Medicine. 1990. 1893-40: 95-103.
  49. Miller N.E. Biofeedback and visceral learning. Animal Review of Psychology. 1978. 29: 375-404.
  50. Moody R. La vie apres la vie. Paris. “Retz”. 1977.
  51. Osis K., Haraldson E. Au seuil de la mort. Montreal. 1981.
  52. Pagel J.F. Modelling drug actions on electrophysiologic effects produced by EEG modulated potentials. Human Psychopharmacology. 1993.  v. 8 —211.
  53. Panjawani U., Selvamurthy W., Sigh S.N., Gupta H.L., Thakur L., Rai U.C. Effect of Sahaja yoga practice on seizure control & EEG changes in patients of epilepsy. Indian Journal Medical Researches. 1996. Mar., 103: 165-72.
  54. Pan W., Zhang L., Xia Y. The difference in EEG theta waves between concentrative and non-concentrative qigong states - a power spectrum and topographic mapping study. Journal of Traditional Chinese Medicine. 1994. Sep, 14(3): 212-8.
  55. Rai U.C. Medical Science Enlightened. The Impact. New Delhi. 1993. 242 р.
  56. Ring K. Sur les frontieres de la vie. Paris. “Laffont”. 1982.
  57. Ryu H., Jun C.D., Lee B.S., Choi B.M., Kim H.M., Chung H.T. Effect of qigong training on proportions T lymphocytes subsets in human peripheral blood. American Journal of Chinese Medicine. 1995. 23(1). 27-36.
  58. Serri F., Cerimele D. The use of psychosedative drugs in the treatment of skin diseases. Relaxation therapy for psychosomatic disorders. An international symposium St. Moritz, 11th-13th January 1971. Switzerland. Basle. “CIBA-GEIGY”. 1971.
  59. Sim M.K. and Tsoi W.F. The effects of centrally acting drugs on the EEG correlates of Meditation. Biofeedback and Self-Regulation. 1992. No 3, Vol. 17.
  60. Strackee, J. The location of EEG departments in the vicinity of large transformess; Allowable magnetic field strength in EEG. Electroencephalography and clinical Neurophysiology. 1958. T. 10. N.4:741-742.
  61. Sun F.L., Yan Y.A. Effects of various Qigong breathing pattern on variability of heart rate. Chung Kuo Chung His I Chieh Ho Tsa Chih. 1992. Sep. 12(9); 527-30, 516.
  62. Turk D.C., Meichenbaum D.H., Berman W.H. Application of biofeedback for the regulation of pain: A critical review. Psychological Bulletin. 1979. 86: 1322-1338.
  63. Wallace R.K. Physiological effects of transcendental meditation. Science. 1970. 167: 1751-1754.
  64. Wallace R.K., Benson H. and Wilson A.F. A wakeful, hypometabolic physiologic state. American Journal of Physiology. 1971. 221: 795-799.
  65. Wang C.X., Xu D.H. The beneficial effect of qigong on the ventricular function and microcirculation in defiency of heart-energy hypertensive patients. Chung Kuo Chung His I Chieh Ho Tsa Chih. 1991. Nov. 11(11): 659-60, 644.
  66. Wang C.X., Xu D.H. Effect of qigong on plasma coagulation fibrinolysis indices of hypertensive patients with blood stasis. Chung Kuo Chung His I Chieh Ho Tsa Chih. 1993. Jul. 13(7): 415-6, 389.
  67. Williams P and West M. EEG responses to photic stimulation in persons experienced at meditation. Electroencephalography and clinical Neurophysiology. 1975. 39: 519-522.
  68. Wortman C.B., Loftus E.F., Marshall M.E. Psychology. McGraw-Hill, INC. 1992. 623 p.
  69. Xing Z.H., Li W., Pi D.R. Effect of qigong on blood pressure and life quality of essential hypertension patients. Chung Kuo Chung His I Chieh Ho Tsa Chih. 1993. Jul. 13(7): 413-4, 388-9.
  70. Yang S.H., Yang Q.F., Shi J.M. Observation of electroencephalogram spectrum changes over one year of Qigong training. Chung Kuo Chung His I Chieh Ho Tsa Chih. 1994. Nov, 14(11):643-6.
  71. Zhang S.X., Guo H.Z., Zhu J., Jing B.S. Qigong and L-1 straining maneuver oxygen system requirements with and without positive pressure breathing. Aviation and space environment medicine. 1994. Nov. 65(11). 986-91.
  72. Zhang J.Z., Zhao J., He Q.N. EEG finding during special psychical state (Qi Gong state) by means of compressed spectral array and topographic mapping. Comput Biol Med. 1988. 18(6)6 455-463.
  73. ang W., Zheng R., Zhang B., Yu W, Shen X. An observation on flash evoked cortical potentials and qigong meditation. American Journal of Chinese Medicine. 1993. 21(3-4):243-9.

Благодарности

  • спасибо моему научному руководителю кандидату биологических наук, ведущему научному сотруднику Каплану Александру Яковлевичу за формирование основного направления научного поиска в такой трудной проблеме и мягкое направление на верный путь в случае отклонения, а также за предоставленную возможность изучать столь спорный вопрос в руководимой им лаборатории.
  • Спасибо аспирантам кафедры физиологии человека и животных Фингелькурц Александру А. и Фингелькурц Андрею А. за терпеливое отношение и доскональное объяснение азов электроэнцефалографии, а также за неоценимую и основную помощь, без которой написание данной работы было бы невозможно.
  • Спасибо рецензенту руководителю кандидату биологических наук научному сотруднику Шишкину Сергею Львовичу за то, что он взялся рецензировать работу, посвященную такой неоднозначной тематике.
  • Спасибо моему учителю ци гун президенту международной ассоциации Чжун Юань Ци Гун, профессору, выдающемуся мастеру ци гун - Сюй Мин Тану за помощь в постижении тайн древнего искусства ци гун.




цигун, искусство цигун, Чжун Юань цигун, ЧЮ цигун, занятия цигун, метод оздоровления в цигун, цигун для начинающих, медитация в цигун, школа цигун для здоровья, практика цигун
Copyright C 1993-2009. Qigong.
Все права защищены.
Разработка: "Интел-Сфера". Компьютеры: дизайн, программирование, сборка, обслуживание.
Копирование всех частей сайта в какой-либо форме без разрешения владельца авторских прав запрещено.